Центр Здоровья Животных УНИВЕТ

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Корнеев С. В.

Статья посвящена вопросам управления рисками бизнеса, которые рассматриваются прежде всего с точки зрения развития международного законодательства, его норм и рекомендаций.

Анализируются движущие силы и стимулы данных процессов, а также их отношение к украинской бизнес-практике.


Какие деньги в бизнесе считаются хорошими? — Безусловно, акционерные — они «бланковые»: беспроцентные, беззалоговые, абсолютно рисковые.

Брать акционерные деньги для развития бизнеса – это хорошо. Хотя и «акционерные деньги» тоже что-то стоят — и это «что-то» традиционно измеряется уровнем банковских процентов по депозитам.

Таким образом, нормальной считается ситуация, когда акционеры получают дивиденды на свои акции в размере, превышающем уровень депозитных ставок. Получают, конечно, только в том случае, когда компания имеет прибыль.

Акционерный капитал и есть то, что Америку сделало Америкой. Справедливости ради следует признать, что подобная экономическая модель, которая позволила видеть в любой домохозяйке потенциального инвестора, так и не появилась больше нигде в мире.

Но последний и еще не преодоленный кризис поставил под большое сомнение будущее американского фондового рынка, а соответственно, и американской экономики как перспективной модели развития.

Корпорации как зеркало «современного социализма»

Дело в том, что к настоящему моменту всем профессиональным финансистам понятно, что игра на бирже с курсами акций потенциально значительно более прибыльное занятие, чем дивидендная политика. Тем более что выплата дивидендов производится после налогообложения прибыли.

А кто в мире любит платить налог на прибыль? И для чего (совсем не усилиями «постсоветских бизнесменов», заметьте!) создана финансово колоссальная инфраструктура всех этих «вирджинских», «каймановых» и прочих «островов исключений» из обычных финансовых правил респектабельных развитых государств?

Серьезные корпорации уже давно дивидендов не платят, в том смысле, что обычно балансируют на нормах прибыли 0,1–0,2%. А вот скандалов с использованием инсайдерской информации для игры с акциями компаний со стороны их же исполнительного руководства — хоть отбавляй.

Сама по себе проблема вовсе не нова: и в средневековой Голландии спекуляции тюльпанами очень быстро вытеснили из массового общественного сознания вопросы реальной экономики их выращивания, так как доходы от спекуляций значительно превышали доходы от реального производства.

Начало XXI века обозначило выход на ту же точку, но «на новом витке спирали». Вообще с развалом социалистической системы стало понятно, что «современный социализм», в определенном смысле, сосредоточен не только в скандинавских экономических моделях, но и в крупнейших транснациональных корпорациях.

В частности, с той точки зрения, что собственность в корпорациях, по сути, управляется привлеченными высшими менеджерами, а не акционерами. Акционеры, т.е. собственники, часто выступают в роли статистов. Особенно если речь идет о миноритарных акционерах.

О размере проблемы можно получить представление, хотя бы зная, о чем, например, сейчас совещаются руководители крупнейших государств? — О премиях высшему менеджменту корпораций, конечно, в смысле их принудительного ограничения.

Эти «премии» уже давно неограниченные, особенно если принять во внимание, что цифры, приводимые по данной статье в финансовых отчетах корпораций, не учитывают «возвраты» по сделкам, а главное — манипуляции с курсами акций, что может в разы и более превышать легальные доходы.

Озабоченность руководителей развитых стран мира нарастающими проблемами в корпоративном секторе, в инвестиционной и финансовой сфере вызвана также в большой степени тем, что развитый мир стареет.

В Великобритании уже обсуждается законопроект об отмене пенсионного возраста. В Германии понятная нелюбовь к иммигрантам не приводит к серьезному ужесточению внутренней политики в данном вопросе, поскольку пенсионная система Германии без иммигрантов уже давно обойтись не может.

Пожилых людей в развитых странах мира больше, чем молодых и подростков, и эта негативная тенденция неизбежно приведет к тому, что «солидарная пенсионная система» будет вынужденно во всех развитых странах отменена. А чем ее можно бы было заменить? — Негосударственными пенсионными фондами.

А куда вкладывать деньги негосударственных пенсионных фондов? — В акции корпораций. Так и делалось довольно продолжительное время, прежде всего в США. Это привело к тому, что более половины американской промышленности стала принадлежать пенсионным фондам.

До кризиса…

В результате кризиса огромные активы пенсионных фондов «испарились», хотя только очень наивный человек может поверить, что они действительно испарились…

Корнеев С. В.

Статья посвящена вопросам управления рисками бизнеса, которые рассматриваются прежде всего с точки зрения развития международного законодательства, его норм и рекомендаций.

Анализируются движущие силы и стимулы данных процессов, а также их отношение к украинской бизнес-практике.


Какие деньги в бизнесе считаются хорошими? — Безусловно, акционерные — они «бланковые»: беспроцентные, беззалоговые, абсолютно рисковые.

Брать акционерные деньги для развития бизнеса – это хорошо. Хотя и «акционерные деньги» тоже что-то стоят — и это «что-то» традиционно измеряется уровнем банковских процентов по депозитам.

Таким образом, нормальной считается ситуация, когда акционеры получают дивиденды на свои акции в размере, превышающем уровень депозитных ставок. Получают, конечно, только в том случае, когда компания имеет прибыль.

Акционерный капитал и есть то, что Америку сделало Америкой. Справедливости ради следует признать, что подобная экономическая модель, которая позволила видеть в любой домохозяйке потенциального инвестора, так и не появилась больше нигде в мире.

Но последний и еще не преодоленный кризис поставил под большое сомнение будущее американского фондового рынка, а соответственно, и американской экономики как перспективной модели развития.

Корпорации как зеркало «современного социализма»

Дело в том, что к настоящему моменту всем профессиональным финансистам понятно, что игра на бирже с курсами акций потенциально значительно более прибыльное занятие, чем дивидендная политика. Тем более что выплата дивидендов производится после налогообложения прибыли.

А кто в мире любит платить налог на прибыль? И для чего (совсем не усилиями «постсоветских бизнесменов», заметьте!) создана финансово колоссальная инфраструктура всех этих «вирджинских», «каймановых» и прочих «островов исключений» из обычных финансовых правил респектабельных развитых государств?

Серьезные корпорации уже давно дивидендов не платят, в том смысле, что обычно балансируют на нормах прибыли 0,1–0,2%. А вот скандалов с использованием инсайдерской информации для игры с акциями компаний со стороны их же исполнительного руководства — хоть отбавляй.

Сама по себе проблема вовсе не нова: и в средневековой Голландии спекуляции тюльпанами очень быстро вытеснили из массового общественного сознания вопросы реальной экономики их выращивания, так как доходы от спекуляций значительно превышали доходы от реального производства.

Начало XXI века обозначило выход на ту же точку, но «на новом витке спирали». Вообще с развалом социалистической системы стало понятно, что «современный социализм», в определенном смысле, сосредоточен не только в скандинавских экономических моделях, но и в крупнейших транснациональных корпорациях.

В частности, с той точки зрения, что собственность в корпорациях, по сути, управляется привлеченными высшими менеджерами, а не акционерами. Акционеры, т.е. собственники, часто выступают в роли статистов. Особенно если речь идет о миноритарных акционерах.

О размере проблемы можно получить представление, хотя бы зная, о чем, например, сейчас совещаются руководители крупнейших государств? — О премиях высшему менеджменту корпораций, конечно, в смысле их принудительного ограничения.

Эти «премии» уже давно неограниченные, особенно если принять во внимание, что цифры, приводимые по данной статье в финансовых отчетах корпораций, не учитывают «возвраты» по сделкам, а главное — манипуляции с курсами акций, что может в разы и более превышать легальные доходы.

Озабоченность руководителей развитых стран мира нарастающими проблемами в корпоративном секторе, в инвестиционной и финансовой сфере вызвана также в большой степени тем, что развитый мир стареет.

В Великобритании уже обсуждается законопроект об отмене пенсионного возраста. В Германии понятная нелюбовь к иммигрантам не приводит к серьезному ужесточению внутренней политики в данном вопросе, поскольку пенсионная система Германии без иммигрантов уже давно обойтись не может.

Пожилых людей в развитых странах мира больше, чем молодых и подростков, и эта негативная тенденция неизбежно приведет к тому, что «солидарная пенсионная система» будет вынужденно во всех развитых странах отменена. А чем ее можно бы было заменить? — Негосударственными пенсионными фондами.

А куда вкладывать деньги негосударственных пенсионных фондов? — В акции корпораций. Так и делалось довольно продолжительное время, прежде всего в США. Это привело к тому, что более половины американской промышленности стала принадлежать пенсионным фондам.

До кризиса…

В результате кризиса огромные активы пенсионных фондов «испарились», хотя только очень наивный человек может поверить, что они действительно испарились…

Закономерность дефицита госбюджета

Закономерность дефицита госбюджета

Но дело даже не в том, что очередной раз какой-то народ кинули, пусть это даже и не многострадальный американский народ.

Дело в другом, и руководители развитых стран это хорошо понимают: отказ мелких инвесторов, среднего класса вкладывать деньги в акции корпораций через механизм биржевого инвестирования — это, по сути, крах как таковой идеи национальной капиталистической экономики, когда, скажем, американская промышленность принадлежит некоторым национальным финансовым институтам, будь то банки, оперирующие депозитами, или пенсионные фонды, распоряжающиеся накопительными вкладами, или граждане — частные лица, которые приобрели некоторые акции в расчете получать по ним дивиденды в зрелости, а главное — в старости.

А в дивидендах прежде всего заинтересовано государство, ведь с ними связано пополнение бюджета за счет налогов и, соответственно, социальная защита населения.

А сегодня мир получил модель, в которой корпорации существуют в первую очередь для того, чтобы содержать собственное высшее исполнительное руководство и наиболее крупных акционеров.

Им-то дивиденды нужны в самую последнюю очередь, скажем, «как зайцу стоп-сигнал» — свой «кусок» эта часть «трудящихся» может вывести из-под налогового контроля миллионом способов через заблаговременно созданные системой «острова», и это будет предполагать наличие вполне респектабельной налогооблагаемой прибыли в размере 0,1%!

Украинские зрители сравнительно недавно могли видеть попытку законодательного ужесточения финансового режима с Кипром в Верховной Раде — эдакого «самообрезания». Как говорится, попытайтесь с первого раза отгадать, чем все закончилось…

Но мелкий американский инвестор из игры с акциями выйдет в ситуации, когда дивидендная модель привлечения массовых инвестиций в США, да и во всем мире, окончательно перестанет работать.

Останутся только ну уж очень «подсевшие» на биржевые «игровые автоматы». Откуда могут быть привлечены деньги в такой ситуации? — Из арабского мира?

Из Китая? — Но ведь это фактически потеря экономической независимости.

К тому же «налоговая оптимизация» с помощью офшоров всех типов, созданная мировой властной элитой, подрывает источники наполнения государственных бюджетов и стимулирует их дефицит и размер задолженности.

Федеральная задолженность США вообще приобрела какие-то ирреальные размеры в 80% ВВП.

Особенности национальных систем налогообложения

Особенности национальных систем налогообложения

Развитие «налоговой оптимизации» крупнейших корпораций зацепило еще одну чувствительную струну — общий сложившийся структурный подход к сбору налогов и их администрированию.

Например, во Франции до 40–50% финансовых оборотов в среднем, а главное, мелком бизнесе не учитываются в налогообложении.

В той или иной степени подобная ситуация сложилась во всех странах. Администрировать налоги в массе из сотен тысяч компаний мало реалистично. США в таком случае спасают налоги с оборота.

Украине с самого начала надо было идти по американскому, а не по европейскому пути.

Но не будем углубляться в полемику по поводу подходов к налогообложению как таковым, нас сейчас интересует то, что основная тяжесть налогообложения в развитых странах традиционно падала на население (подоходный налог) и на крупные корпорации.

Причина — и там, и там уклониться от уплаты налогов было трудно.

Крупные корпорации, по сути, использовались как пылесосы, которые «вытягивали» из мелкого и среднего бизнеса «все соки», в том числе часть, направляемую на налоги.

Особенно это развито в Японии — там в мелком и среднем бизнесе, который обслуживает все «тойоты» и «мицубиси», нет никаких пределов эксплуатации и гарантий социальной защиты — на этом и построена пресловутая японская модель.

А крупнейшие корпорации фактически выполняли соглашение с правительством по выплате бюджетного бремени.

Похоже, сегодня ситуация с крупным бизнесом серьезно вышла из-под контроля. Крупный бизнес стал транснациональным и может свободно маневрировать капиталами. Кроме того, созданы «райские», в налоговом смысле, «острова».

Фондовый рынок: у «них» и у «нас»

Фондовый рынок: у «них» и у «нас»

А нужен ли вообще в перспективе фондовый рынок в том виде, в каком он сложился к настоящему моменту в мире, и которого, например, в сколько-нибудь реальном смысле в Украине нет. Может быть, с учетом текущего мирового кризиса он нам уже и не нужен?

Вопрос не праздный. Аргументы типа того, что у населения в Украине сейчас находится порядка $50 млрд., и эти деньги через фондовый рынок могли бы оживить украинскую экономику и в перспективе наполнять негосударственные пенсионные фонды (которые, в свою очередь, могли бы выступать стратегическими инвесторами) — наивны до преступного предела.

Это что-то наподобие призыва персонажа из известного мультика: «Ребята, давайте жить дружно!».

Когда в Украине, якобы серьезно, говорят про «недержавні пенсійні фонди», при текущем и перспективном отсутствии действительного регулируемого фондового рынка и действительно акционерных корпораций, которые платят дивиденды (и показывают прибыль!), любому специалисту понятно, что наших «бабушек» и «дедушек», а в общем, нас с вами, еще раз системно «кинут» на этих пенсионных фондах.

И, как всегда, виноватых не будет — будут только «выигравшие» (исчезающее абсолютное меньшинство) и «проигравшие» — почти все остальные, абсолютное большинство.

Откуда в Украине может возникнуть фондовый рынок, если у нас пара «ЧПшников» в металлургии, пара — в энергетике и пара — в химии. И инвестиционные деньги им не нужны — они отлично сами инвестируют в американский и иные финансовые рынки ?.

Чтобы привлечь деньги миноритарных инвесторов, интересы этих миноритарных инвесторов надо как-то защищать. А кто же будет их защищать, если у нас сегодня можно легко через суд «кинуть» даже стратегического и тем более портфельного инвестора.

А это означает, что украинской промышленности денег массовых инвесторов в ближайшее время не видеть как своих ушей.

Деньги населения по факту востребованы только структурами типа «элита-центров» и «кингс-кэпиталз», ну еще в виде невозвратных и реально ничем не гарантированных депозитов банков, которые, если и отдают, то выборочно и за счет бюджета, т.е. налогоплательщиков, не особенно вспоминая о роли высших менеджеров обанкротившихся банков... Ну да ладно с Украиной.

Но развитым странам в сложившейся ситуации однозначно надо что-то делать. Наблюдаемый кризис назревал давно.

Его механизм, например, описан поразительно детально Питером Друкером еще в конце завершившегося столетия (Management Challenges for the 21st Century (1999). Русскоязычное издание: Задачи менеджмента в XXI веке. М.: Вильямс, 2007. С. 272. ISBN 0-7506-4456-7).

«Выкрутится» ли Америка из текущего кризиса? — Америка, конечно, выкрутится. Этот кризис у нее не первый. Выпутаться ее заставит коллективное осознание опасности, которое консолидировало Америку, например, в период холодной войны (которая, кстати, возобновляется).

Пути выхода из тупика Для того чтобы понять, как они будут выбираться из данного кризиса, а значит, в силу нашей большой зависимости, и нас в том числе вытаскивать, полезно проанализировать, как они выкручивались из кризисов предыдущих.

Показателен случай «первого звоночка» нового века — банкротство корпорации «Энрон», которое повлекло за собой исчезновение одного из игроков большой консалтинговой пятерки — «Артур Андерсен Консалтинг».

«Артур Андерсен» за квартал до банкротства «Энрон» и «аннулирования» его нескольких миллиардов долларов капитализации подписала положительное аудиторское заключение. Таких пощечин американский фондовый рынок не прощает даже консалтинговым компаниям с миллиардными оборотами.

В 2002 году, как реакция на возникшую опасную для фондового рынка ситуацию, в США появляется федеральный закон «Сарбейнса-Оксли», а в 2004-м — рекомендации COSO «Enterprise Risk Management — Integrated Framework» («Управления рисками предприятия — Общие положения»). К данным документам мы далее вернемся, но сначала немного истории.

Начало XXI века ознаменовалось для США почти полусотней крупных скандалов в корпоративном бизнесе, связанных с экономическими и банковскими преступлениями.

Помимо значительного влияния на финансовый мир эти скандалы оказали негативное воздействие на публичное доверие компаниям, что, по сути, имело не менее разрушительные последствия.

После коллапса энергетического монстра, корпорации «Энрон» (об этом — во врезке «История банкротства энергетического гиганта, или Как лопнул пузырь «Энрон»), как результат цепной реакции, последовало еще несколько громких скандалов.

Порядка 10% компаний, котирующихся на американском фондовом рынке, пересмотрели свои финансовые результаты за последние пять лет.

Экономика Америки получила приличную встряску. Еще более сильное потрясение произошло с фондовым рынком. Было утеряно основополагающее звено его существования и развития — доверие общественности к прозрачности корпоративного бизнеса.

Оказалось, что нельзя доверять ни компаниям, подготавливающим и предоставляющим отчетность, ни даже аудиторам, основным заданием которых как раз и является подтверждение корректности финансовых результатов.

SOX: dura lex, sed lex

 

SOX: dura lex, sed lex

Данная ситуация просто не могла оставаться без реакции со стороны правительства. Ответ последовал вскоре, и о степени его жесткости спорят до сих пор.

В 2002 году Джордж Буш подписал закон, который приобрел известность как «Акт Сарбейнса-Оксли» (Sarbanes-Oxley Act), или сокращенно SOX (реже Sarbox). Также он известен как «Закон о реформе публичных компаний и защите инвесторов».

Этот федеральный закон существенно изменил американское корпоративное законодательство. SOX дополнил ряд законодательных актов, которые регулируют американский фондовый рынок.

К ним в настоящее время относятся:

The Securities Act of 1933 («О ценных бумагах»);
The Securities Exchange Act of 1934 («Об обращении ценных бумаг»);
The Public Utility Holding Company Act of 1935 («О холдинговых компаниях»);
The Trust Indenture Act of 1939 («О трастовых договорах»);
The Investment Company Act of 1940 («Об инвестиционных компаниях»);
The Investment Advisers Act of 1940 («Об инвестиционных советниках»);
The Securities Investor Protection Act of 1970 («О защите инвесторов»);
The Insider Trading Sanctions Act of 1984 («Об инсайдерах»);
The Insider Trading and Securities Fraud Enforcement Act of 1988 («Об инсайдерах и защите от мошенничества»);
The Sarbanes-Oxley Act of 2002 («Акт Сарбейнса-Оксли»).

SOX содержит ряд требований к компаниям, котирующимся на американской фондовой бирже. Требования не имеют географической или национальной привязки и распространяются как на материнскую, так и на все дочерние компании эмитента.

Акт SOX включает следующие требования:

  • учреждение специальной некоммерческой организации — Совета по контролю над аудитом и отчетностью публичных компаний;
  • независимость аудитора;
  • ответственность компаний;
  • дополнительные требования к раскрытию финансовой информации, конфликт интересов аналитиков;
  • ресурсы и полномочия Комиссии по ценным бумагам и биржам США;
  • исследования и отчеты;
  • уголовная ответственность за мошенничество;
  • ужесточение наказаний за преступления должностных лиц;
  • налоговые декларации компаний;
  • корпоративное мошенничество и ответственность.

Наиболее сложными в осуществлении и поэтому самыми дискуссионными являются требования из разделов 302 и знаменитого 404-го.

Раздел 302 требует от исполнительных и финансовых директоров включать свои отчеты (в том числе данные управленческого учета и бюджетирования) в протоколы ревизии для того, чтобы удостоверить правильность информации, содержащейся в данных протоколах.

Это требование переносит на руководителей ответственность за предоставленную информацию.

Раздел 404 требует от всех акционерных обществ включать «внутренние» отчеты в свою ежегодную отчетность. Подобная система утверждает ответственность руководства за выполнение процедур внутреннего контроля, управленческого учета и бюджетирования.

Правила также предполагают оценку эффективности процедур внутреннего контроля со стороны руководства компании. В то же время подразделения, осуществляющие внутренний контроль, должны включать в ежегодный отчет компании собственную оценку работы руководства в соответствии с принятыми стандартами.

Другой раздел — 409 — лимитирует время подготовки отчетности (в том числе данных управленческого учета, бюджетирования и финансового планирования), а также требует сообщать в отчетах информацию об изменениях в бизнесе по определенному перечню пунктов.

Принятие столь жесткого нормативного документа потребовало от компаний внедрения соответствующих систем внутреннего контроля, реинжиниринга бизнес-процессов, модернизации информационных систем управления ресурсами предприятий с целью обеспечения их большей контролируемости и прозрачности деятельности.

Конечно, такие правительственные требования не могли не остаться без критики. По сути, обеспечение соответствия этим требованиям обходится компаниям замедлением темпов функционирования бизнеса.

Однако принятие акта SOX нельзя рассматривать как метод улучшения эффективности компаний или что-либо в этом роде. Задача SOX одна — обеспечить доверие общественности, акционеров, инвесторов путем повышения прозрачности и открытости бизнеса.

В какую сумму это обеспечение прозрачности обойдется компаниям, никого не интересовало, учитывая размер и характер угрозы.

Кроме того, впоследствии практика показала, что внедрение систем внутреннего контроля при их правильной и эффективной организации позволяет реализовать целый ряд преимуществ.

ЕВРОSOX — максимальный доступ общественности

ЕВРОSOX — максимальный доступ общественности

Страны Европейского Союза используют свой собственный инструментарий стандартизации и унификации требований к ведению бизнеса. Примером гармонизации законодательства о компаниях на европейской финансовой арене являются Директивы.

Директива представляет собой тип законодательного акта Европейского Союза, которая вводится затем через национальное законодательство.

Директива регламентирует требования к определенной сфере деятельности, устанавливая определенные сроки для гармонизации законодательства стран — членов ЕС, с указанием типов компаний, на которые данные требования будут распространяться.

Вид формализации требований директив на государственном уровне каждая страна выбирает для себя самостоятельно. EuroSox — неофициальное название директивы — отображает взаимосвязь двух документов, американского и европейского, и официально имеет номер 8.

Директива 8, принятая 17 мая 2006 года, фокусируется на улучшении качества, достоверности и надежности финансовой отчетности, регламентируя порядок и минимальные требования к проведению обязательного аудита.

Как и в случае с SOX, основной задачей данной директивы является повышение степени доверия к финансовым рынкам и обеспечение принципов международного сотрудничества.

Директива 8 является следующим витком спирали развития законодательства по аудиту. Предыдущий законодательный акт, Директива 84/253/EEC формализовала процедуры назначения, а также определяла некоторый перечень требований к процедуре регистрации и профессиональной честности аудиторов.

Тем не менее, она не определяла порядок проведения аудита, а также не включала требования к внешнему контролю (контролю качества и общественному надзору).

Директива 8

Директива 8 устанавливает требования к аудиторам в части:

  • репутации;

  • образования;

  • профессиональной компетентности;

  • независимости;

  • объективности;

  • профессиональной этики.

Документ также определяет стандарты аудита, которые должны применяться при аудиторской проверке, указывает на необходимость регистрации в специальном электронном реестре каждого аудитора и аудиторской фирмы, который должен быть доступен общественности.

Отдельный раздел директивы посвящен теме подтверждения качества услуг. Здесь содержится требование о том, что все аудиторы и аудиторские фирмы должны быть объектом независимой системы контроля качества с установленным перечнем критериев и обеспечением публичного надзора.

Восьмая директива также формулирует принципы общественного надзора за аудиторами и аудиторскими фирмами.

В качестве превентивных мероприятий по предотвращению влияния исполнительных органов акционерных компаний на процесс составления финансовой отчетности Директива 8 определяет необходимость создания аудиторских комитетов, основной задачей которых является мониторинг процесса составления отчетности, эффективности систем внутреннего контроля и управления рисками.

Данный законодательный акт предписывает необходимость включения в систему надзора аудиторов и аудиторских фирм третьих стран, которые должны предоставлять аудиторские заключения по компаниям, акции которых торгуются на фондовом рынке Европейского союза.

Исключением могут быть аудиторские фирмы третьих стран, в которых внедрена равноценная система регистрации и надзора. При этом необходимо, чтобы эти страны взаимно признавали законодательство стран — членов Европейского Союза.

Несмотря на то, что многие критикуют попытки приравнивания Восьмой директивы к SOX, в этих документах явно прослеживается созвучие.

Главное, что оба этих документа представляют собой решительный шаг на пути к стандартизации инструментария регулирования финансовых рынков. Смежные акты Евросоюза В Германии, например, действует закон, регулирующий учет рисков в деятельности компаний.

Он требует от компаний внедрять и использовать системы раннего выявления бизнес-рисков. Эти системы как минимум должны выявлять и оценивать риски, которые угрожают существованию компании, определять соответствующие измерения и порядок сбора данных, осуществлять необходимые контрольные действия. Рассматриваемые риски включают:

  • стратегические риски (развитие рынка, новые конкуренты);

  • ИТ-риски (системные отказы, потеря данных);

  • операционные риски (простои, остановки, перебои производства).

В банковской сфере действуют требования к минимальным собственным средствам банков (известные как Basel II), установленные Базельским комитетом по банковским международным расчетам.

Согласно этим рекомендациям банки должны устанавливать достаточные резервы для гарантирования операционных рисков, которые подлежат оценке в первоочередном порядке.

Рекомендации Basel II не являются обязательными, однако национальные центральные банки осуществили их внедрение в легальную практику без изменений. Евросоюз также законодательно ввел систему в действие на своей территории.

С целью гармонизации финансовых рынков на территории ЕС в ноябре 2007 года была введена в действие Директива Евросоюза «Markets in Financial Instruments Directive» (MiFID) как ключевое звено в рамках «Плана действий в области финансовых услуг Евросоюза».

Он усиливает т.н. паспорт (passport), впервые введенный «Директивой об инвестиционных услугах», которая позволяет инвестиционным компаниям предлагать свои продукты и услуги на всей территории Евросоюза, без ограничений национальных границ и невзирая на внутренние протекционистские режимы.

В области страхового бизнеса действует директива Solvency II, целью которой является установление системы управления платежеспособностью страховых компаний на основе оценки и управления рисками, страховой математической статистики, финансовых методов и финансовой отчетности.

Solvency II гармонизирована с рекомендациями Basel II и Международной системой финансовой отчетности.

Скандалы последних лет заставляют аудиторов, руководителей, членов правлений и регуляторов реагировать на эти события с тем, чтобы в дальнейшем их не допускать. Большое значение в этом процессе отводится формированию в ближайшие годы Международных стандартов аудита (International Audit Standards, ISA).

Врага надо знать в лицо Природа и механизмы мошенничеств постоянно меняются. Абсолютные размеры потерь от мошенничеств в финансовом секторе постоянно растут.

Например, оценка потерь от финансовых злоупотреблений в мире составляет порядка $1 трлн. в год.

Это ставит серьезные вопросы для регулирующих организаций, которые постоянно должны разрабатывать эффективные процедуры мониторинга и контроля как внешнего окружения в виде клиентов и государственных органов, так и собственных сотрудников.

Согласно аналитическим исследованиям KPMG, на собственных сотрудников с опытом работы в компании от 10 до 25 лет приходится до 32% финансовых мошенничеств, а на собственных сотрудников с опытом работы 5–10 лет — до 22%. Растет доля технологических преступлений, в основном с использованием телекоммуникаций и компьютерных технологий. Убытки от подобного характера действий в таких странах, как, например, Великобритания, оцениваются суммой более $1 млрд. в год. В США эта оценка в несколько раз выше.

В управлении рисками угрозы финансовых злоупотреблений занимают ведущее место, но только к ним проблему, конечно, свести нельзя. По мнению аналитиков, серьезное влияние на динамику уровня рисков компаний оказывают следующие разнородные факторы:

  • новые продукты;

  • фальсификация продуктов;

  • новые каналы дистрибьюции;

  • новые рынки;

  • новые технологии;

  • сложность (ИТ-независимость структуры данных);

  • электронная коммерция;

  • скорость процессов;

  • объем бизнеса;

  • новое законодательство;

  • роль неправительственных организаций;

  • глобализация;

  • влияние акционеров и других заинтересованных организаций;

  • регуляторное давление;

  • поглощения и слияния;

  • реорганизации;

  • текучесть кадров;

  • культурное разнообразие персонала и клиентов;

  • быстрое старение знаний и заделов;

  • рейтинговые агентства;

  • страховые компании;

  • фондовый рынок.

Внутренний контроль

Внутренний контроль: задачи, подходы, преимущества Процесс построения системы внутреннего контроля состоит из следующих этапов:

  • формализация действующих в компании бизнес-процессов;

  • анализ «узких мест» (с точки зрения возможного мошенничества, злоупотребления служебным положением, искажения информации) и определение точек контроля;

  • проверка эффективности внедрения контрольных точек и эффективности выполнения процессов (службой внутреннего аудита);

  • выявление несоответствий, разработки мероприятий по улучшению процессов и точек контроля;

  • ликвидация несоответствий;

  • подтверждение эффективности функционирования системы внутреннего контроля внешней независимой аудиторской компанией.

По временным рамкам этап формализации бизнес-процессов, первичного тестирования эффективности контрольных точек и, как результат, подготовки к первому внешнему аудиту для компании среднего размера занимает около года.

Далее внедренная система внутреннего контроля должна функционировать как отдельный процесс, постоянно оцениваясь и улучшаясь. Важно обратить внимание на то, что внутренний аудит должен быть не проектом с четко установленными датами начала и окончания, а также предопределенным бюджетом, а постоянно выполняемым процессом.

Что же компания получит в качестве бонуса от внедрения системы внутреннего контроля? Наличие системы формализованных и контролируемых бизнес-процессов — это самый важный положительный аспект.

Эффективность менеджмента значительно повышается, когда четко определено, как функционируют процессы, а также кто и за что отвечает. При этом критически важно, что процессы прошли экспертизу на безопасность.

Система внутреннего контроля, построенная в соответствии с требованиями акта SOX, и по сути, и по методике построения не отличается от классических систем управления предприятием, например, системы менеджмента качества, с той поправкой, что акцент смещается на финансовые потоки и финансовую информацию.

Во-вторых, с точки зрения управления персоналом, стандартизация и унификация процессов, а также эффективное управление информационными потоками делает предприятие менее зависимым от фактора личности сотрудника, обеспечивая менее болезненную текучесть кадров.

В-третьих, внедрение системы внутреннего контроля — это формирование новой корпоративной культуры: культуры взаимодействия структурных единиц, культуры управления информационными потоками, ответственности и вовлеченности персонала.

Однако основным преимуществом внедрения системы внутреннего контроля является обеспечение прозрачности и открытости компании, которые на макроуровне выражаются в повышении стоимости бизнеса.

Тем не менее, далеко не все компании, ранее продававшие акции на американских биржах, незамедлительно принялись выполнять мероприятия по разработке системы внутреннего контроля в соответствии с требованиями SOX. Как результат, некоторые из них перешли на лондонскую биржу. На принятие такого решения оказывали влияние высокая в некоторых случаях стоимость затрат на внедрение системы, а также трудности при адаптации требований SOX с учетом национального законодательства стран, в которой географически размещались компании.

Об актуальности темы Насколько все обсуждаемое актуально для Украины с ее повсеместным правовым нигилизмом?

Конечно, время, когда рассматриваемые подходы станут ежедневной практикой большинства компаний, придет еще нескоро — спустя десятилетия. Но специалистам состав и содержание рассмотренных стандартов знать, безусловно, надо.

Тем более что сфера приложения труда уже не ограничивается национальными рамками. Компании же с иностранными инвестициями по корреспондирующим позициям требуют не только ориентировки в рассматриваемых вопросах, но и сдачи сертификационных экзаменов (если и не «до», то «после» вхождения в должность) в первоочередном порядке.

Это обосновывает, на наш взгляд, актуальность публикаций по тематике управления рисками и организации работы по внутреннему аудиту.

Сергей КОРНЕЕВ,
Елена УЛЬЯНОВА,
компания PMCG


Трамп на крючке у ФБРСанкции – дорога к краху агрессивного режимаПервому снимку поверхности Марса - 40 летВ Гидропарке построят «Украинский Диснейленд»Porsche Mission E будет настоящим спорткаромЕврокомиссия предложила отменить въездные визы  для граждан УкраиныБарак Обама потребовал от Путина немедленно освободить украинскую летчицу Надежду СавченкоГлава Минобороны Польши связал действия России с терроризмомПочему Россия умоляет Украину помиритьсяВо Франции арестованы активы РФ на 1 млрд евроИран отказался снижать нефтедобычуЗапорожская АЭС получила топливо из СШАФракция «Батькивщина» объявила о выходе из коалицииКлимкин: «Россия причастна к подготовке боевиков ИГИЛ»Ан-132 запущен в серийное производствоНад Украиной появились беспилотники СШАВ Хабаровском крае потерпел крушение стратегический бомбардировщик Ту-95Саакашвили объявил конкурс на замещение 50 должностейНовые санкции против нефтегазовых компаний РоссииСынок основателя LifeNews живёт в БруклинеСпецназ почти не виденУкраина прорывает блокаду поставок современного оружияРоссия будет платить за оккупацию территории УкраиныПольша хочет разместить у себя войска НАТОНАТО прекращает военное сотрудничество с РоссиейМеркель предсказывает России катастрофуАрестован Дмитрий ФирташТорговые войныНа Евромайдане Януковичу дали десять дней на выполнение закона
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8

Центр Здоровья Животных УНИВЕТ